Часть третья 4 страница. Не знаю, сколько времени длился жутковатый концерт, от которого расширялись глаза и

Не знаю, сколько времени длился жутковатый концерт, от которого расширялись глаза и стыла кровь. Я слышала в этом плаче одиночество, опустошенность, растерянность. Что бы это ни было, я горевала о нем. Ни одно живое существо не заслуживало такой агонии.

Когда волки взвыли в следующий раз, чудовище им не ответило.

Чуть позже я услышала жуткий визг и звуки, с которыми волки погибали – один за другим.

Дрожа, я опустилась обратно на землю, сжалась в тугой комок и заткнула уши.

Я снова проснулась перед рассветом, в окружении десятков голодных глаз, которые глядели на меня из-за круга мочи.

Понятия не имею, кому Часть третья 4 страница. Не знаю, сколько времени длился жутковатый концерт, от которого расширялись глаза и принадлежали глаза. Я видела только массивные тени, которые двигались, рыскали, хищно бродили во тьме за пределами светлого круга МакОреола.

Им не нравился запах мочи, но они чувствовали и мой запах, а я определенно пахла для них едой. Я наблюдала, как одна из темных фигур нагребла задними лапами землю и листья поверх мочи.

Другие начали делать то же самое.

Черный монстр с красными глазами вырвался из леса.

Я не могла различить деталей битвы. Мой МакОреол светил слишком слабо. Все, что я видела, – это вихрь клыков и когтей. Слышала злобное рычание, которому отвечали перепуганный рык и шипение, а затем крики боли Часть третья 4 страница. Не знаю, сколько времени длился жутковатый концерт, от которого расширялись глаза и. Я слышала, как некоторые твари со всплесками бросаются в воду. Монстр двигался невероятно быстро, рвал и потрошил с предельной точностью. В разные стороны летели обрывки меха и куски мяса.

Некоторые пытались сбежать. Монстр им не позволил. Я чувствовала его ярость. Он радовался возможности убивать. Он наслаждался ею, заливая себя кровью, ломая кости когтистыми лапами.

Я зажмурилась и перестала пытаться что-то рассмотреть.

Когда наконец стало тихо, я открыла глаза.

Дикие красные глаза смотрели на меня из-за груды изувеченных тел.

Когда он снова начал мочиться, я легла на бок и спрятала голову под плащ.

Я проснулась сразу, как только взошло солнце Часть третья 4 страница. Не знаю, сколько времени длился жутковатый концерт, от которого расширялись глаза и, собрала свои вещи и прошла мимо остатков искалеченных тел к реке. Все, включая меня, было заляпано кровью.

Я зашла на мелководье, набрала в ладони воды и напилась, прежде чем умыться. Мне нужна была вода, и ее было много, быстрой и кристально чистой. Я все равно не могла развести костер, чтобы вскипятить ее, оставалось лишь надеяться, что после всего, что я пережила, я умру какой-нибудь более выдающейся смертью, чем просто от водяного паразита.

Помывшись, я двинулась в лес. Первым пунктом списка дел на сегодня был поиск еды. Да, вокруг валялось много мяса, но есть его мне что-то не Часть третья 4 страница. Не знаю, сколько времени длился жутковатый концерт, от которого расширялись глаза и хотелось.

Я проходила мимо трупов. Многие из них принадлежали маленьким существам, которые наверняка не представляли для меня угрозы. Они не были съедены. Их убили просто так.

Двадцать минут спустя я поняла, что за мной идут.

Я обернулась. Монстр вернулся. Он снова был серым с желтыми глазами. Мой мешочек с камнями все еще был привязан к его рогам, обрывки свитера – завязаны узлом на ноге.

– Ты IYD, верно? Номер сработал. Ты тот, кого Бэрронс держал под гаражом, и он отправил тебя меня защищать. Но ты явно не очень умен. Ты знаешь только, как убивать. Всех, кроме меня, так ведь Часть третья 4 страница. Не знаю, сколько времени длился жутковатый концерт, от которого расширялись глаза и? Ты сохраняешь мне жизнь.



Монстр, конечно же, не ответил.

Я была почти уверена в этом. После второго массового истребления я лежала без сна, ждала, когда солнце поднимется в небе достаточно, чтобы можно было пойти за едой, и размышляла о вероятностях. Только один вариант объяснял, почему монстр не убивает меня. Наверное, вчера, когда он впервые попытался на меня напасть, он учуял на мне запах Бэрронса. И этот запах удерживал его, как поводок. Я сделала мысленную пометку: не мыться слишком усердно, как бы я ни испачкалась.

– Ну и каков же план? Ты сохраняешь мне жизнь, пока он меня не найдет?

Появилась бы эта Часть третья 4 страница. Не знаю, сколько времени длился жутковатый концерт, от которого расширялись глаза и машина для убийства на Хэллоуин, если бы я связалась с IYD? Я не представляла, как бы он смог противостоять Гроссмейстеру и принцам Фейри, но, если бы я вызвала его во время беспорядков или даже сразу после них, не тратя времени на прятки в церкви, он наверняка расчистил бы мне путь и привел в безопасное место, где Гроссмейстер меня не нашел бы.

Я изучающе посмотрела на монстра. Он в ответ уставился на меня сквозь пропитанную кровью гриву. В его взгляде светилась ярость и что-то более дикое, более пугающее. Секунда у меня ушла на то, чтобы определить это «что-то Часть третья 4 страница. Не знаю, сколько времени длился жутковатый концерт, от которого расширялись глаза и». Это существо находилось в кратком шаге от полного безумия.

Это должен быть IYD. Другого объяснения просто не было. Как Бэрронс поймал эту тварь? Как он заставил монстра слушаться? Что он сделал, чтобы тварь не убила его? Каким мистическим образом? Как обычно в случае с Бэрронсом, у меня были только вопросы без ответов. Когда я наконец вернусь в свой мир, ему точно не отвертеться от ответов на некоторые из них. Теперь я знала, кто жил у него под гаражом, и хотела узнать больше.

Я рассматривала дикую морду, глаза, смотревшие с психопатической яростью, мощное тело, созданное для убийства, и понимала Часть третья 4 страница. Не знаю, сколько времени длился жутковатый концерт, от которого расширялись глаза и, что больше не боюсь. Я костями чувствовала, что это существо не собирается меня убивать. Оно разорвет и уничтожит все живое вокруг меня, будет мочиться, собирать все вещи, которые я по неосторожности оставлю без присмотра. Оно может даже хотеть меня убить, но не станет, потому что оно – IYD и его единственная задача – сохранить меня живой.

Я чувствовала себя так, словно половина тяжести всего мира свалилась с моих плеч. Я смогу справиться. У меня было оружие, о котором я не знала, – демон-хранитель. Как выяснилось, мне не нужно даже забирать камни. Бэрронс сам их заберет, когда появится. Еще четверть мира упала Часть третья 4 страница. Не знаю, сколько времени длился жутковатый концерт, от которого расширялись глаза и с моих плеч.

Я продолжила поиски еды. Монстр большую часть времени следовал за мной. Иногда что-то шуршало среди деревьев, и монстр тут же бросался туда, чтобы разорвать существ на части. Я начала затыкать уши, как только слышала шелест. Я любила животных, и мне не нравилось, что он убивает всех без разбору. Жаль, что Бэрронс не научил его отличать, кто опасен, а кто нет.

Я нашла ягоды в подлеске и орехи на низко свисающих ветвях тонких деревьев с серебристой корой. Наевшись, я постаралась набрать как можно больше сладких орехов, сделав мешочек из своей кофты. В небольшом ручье я нашла рыбью икру Часть третья 4 страница. Не знаю, сколько времени длился жутковатый концерт, от которого расширялись глаза и. Гадость редкая, но все равно протеин.

Поздним утром монстр снова погнал меня к реке, а потом начал рычать и клацать челюстями, заставляя идти против течения. Я предположила, что он действует согласно плану Бэрронса по моему спасению.

Монстр «направлял» меня несколько часов. Местность резко менялась. Лес был гуще, берег реки стал обрывистым, а к тому времени, когда монстр наконец позволил мне остановиться, я была на вершине скалистого утеса, который отвесно обрывался метров на тридцать над белыми барашками речной быстрины. Река больше не шумела, она ревела и грохотала, наполняя ущелье тихим громом.

Я вытянулась в солнечном пятне на Часть третья 4 страница. Не знаю, сколько времени длился жутковатый концерт, от которого расширялись глаза и берегу и съела половину последнего протеинового батончика. Обдумала вариант с походом в разведку, но была не уверена, что монстр мне это позволит.

Он понюхал землю вокруг меня, спустился ниже по течению и грациозно вытянулся на земле. Наверное, устал от такого количества убийств.

Мне отчаянно хотелось услышать человеческий голос, поэтому я заговорила с ним. Я рассказывала ему истории о том, каково это – расти на Юге. Рассказала, какие прекрасные планы у меня были на жизнь.

Рассказала ему, как все пошло кувырком и как я начала терять одно за другим. Рассказала, каким адом для меня стала потеря разума и воли после изнасилования Часть третья 4 страница. Не знаю, сколько времени длился жутковатый концерт, от которого расширялись глаза и и как Бэрронс помог мне прийти в себя. Рассказала даже о недавнем путешествии с В'лейном домой, в Ашфорд, о том, что я там узнала и как начала бояться, что со мной что-то не так. Я говорила ему о переживаниях, которыми никогда не поделилась бы с мыслящим существом, делилась самыми сокровенными чувствами. Я испытывала огромное облегчение от того, что могу с кем-то ими поделиться, пусть даже с безмозглым чудовищем.

Я тоже подремала и проснулась примерно за полчаса до того, как солнце ушло за горизонт и лес накрыла темнота.

Монстр поднялся на четвереньки, подошел, помочился, делая вокруг меня круг, и растворился Часть третья 4 страница. Не знаю, сколько времени длился жутковатый концерт, от которого расширялись глаза и в темноте, черный на черном, с красными глазами.

Мне «подоткнули одеяло» на ночь.

Несколько раз меня будили странные звуки. Но как только я убеждалась, что за моим кругом никто не шныряет, я засыпала снова.

Перед рассветом я проснулась от отдаленной грозы, которая двигалась в моем направлении.

В десятках метров подо мной река оглушительно грохотала, огромные волны бились о каменный утес.

Небо прорезали молнии. Гремел гром, и я приготовилась промокнуть, но гроза прошла по противоположному берегу реки и не задела меня.

Это был жуткий шквал. Гром не затихал, периодически в нем слышалось нечто вроде автоматных выстрелов. Деревья пригибались Часть третья 4 страница. Не знаю, сколько времени длился жутковатый концерт, от которого расширялись глаза и к земле. Дождь лил потоками, все на другом берегу промокло. Я была рада, что меня это не коснулось.

Наконец гроза закончилась, и я заснула.

Проснулась я от того, что чья-то ладонь крепко зажала мне рот, а сокрушительный вес чужого тела придавил меня к земле.

Я дралась, как дикое животное, била, пинала, пыталась укусить.

– Тише, Мак, – прошептал хриплый голос мне на ухо. – Замри.

Мои глаза вспыхнули. Я узнала этот голос. Это был Риодан. Но ведь я ждала Бэрронса!

– Я пришел забрать тебя отсюда, но ты должна делать именно то, что я скажу.

Я кивнула еще до того, как он закончил Часть третья 4 страница. Не знаю, сколько времени длился жутковатый концерт, от которого расширялись глаза и говорить.

– Очень важно, чтобы ты не шумела. Говори со мной шепотом.

Я снова кивнула.

Он отстранился и посмотрел на меня.

– Где… существо?

– То, которое IYD?

Он странно на меня посмотрел, но кивнул.

– Я не знаю. С прошлой ночи я его не видела.

– Быстро собирай свои вещи. У нас мало времени. Дэррок тоже здесь.

– Ты шутишь? Каким образом все меня находят? Я что, большой ходячий маячок?

– Ш-ш-ш. – Он прижал палец к моим губам. – Говори тише.

Потом поднялся, перевернул меня на живот и начал что-то искать в моих волосах.

– Лежи тихо. Ох, дерьмо.

– Что? – Это прозвучало, как тихое Часть третья 4 страница. Не знаю, сколько времени длился жутковатый концерт, от которого расширялись глаза и рычание.

– Дэррок пометил тебя. Наверняка он сделал это, пока принцы тебя имели.

– Он сделал мне татуировку?

– Рядом со значком Бэрронса. Я не могу убрать ее здесь. Пойдем.

Я перекатилась, злобно почесывая затылок.

– Куда мы идем?

– Недалеко отсюда находится – как там Бэрронс говорил, ты их назвала? – МФП. Он перенесет нас в другой мир, а там находится дольмен в Ирландию.

– Я слышала, что проклятие Крууса все испортило.

– Изменились зеркала. МФП – нет. Это статические микрокосмы.

Риодан подхватил меня под мышки и поднялся, увлекая за собой.

Я схватила его за руку.

– Как мои родители?

– Я не знаю. Я шел за тобой с Ла Ру Часть третья 4 страница. Не знаю, сколько времени длился жутковатый концерт, от которого расширялись глаза и.

– Где Бэрронс?

– Он пытался попасть в Ашфорд и добраться до Дэррока. Я был единственным, кто смог пройти, прежде чем тоннель закрылся с нашей стороны. У меня ушло некоторое время на то, чтобы найти тебя. Еще я нашел вот это. – Он бросил мне мой рюкзак. – Твое копье внутри.

Я чуть его не расцеловала! Схватив рюкзак, я быстро проверила, что в нем было, выхватила копье и погладила его. С копьем в руке я чувствовала себя персонажем из песни Тревиса Тритта – трехметровой и пуленепробиваемой.

– Существо будет атаковать всех, кто окажется рядом с тобой. На данный момент рядом с тобой Часть третья 4 страница. Не знаю, сколько времени длился жутковатый концерт, от которого расширялись глаза и нахожусь я. Я могу вывести тебя отсюда. Оно не может. Оно может только убивать. Помни об этом.

Риодан взял меня за руку и подвел ближе к реке, гораздо ближе к обрыву, чем мне хотелось бы, но я поняла, почему он это сделал. Отломившийся край был мягким, как песок, и наши шаги по нему были беззвучными. Я посмотрела на Риодана.

– Как ты меня выследил? Ты тоже меня пометил? – прошептала я.

– Я могу следовать за меткой Бэрронса. Еще одно слово, и ты полетишь вниз.

Я замолчала. Если речь идет о выживании, Риодан определенно будет спасать свою жизнь, а не мою. Интересно, почему Часть третья 4 страница. Не знаю, сколько времени длился жутковатый концерт, от которого расширялись глаза и Бэрронс ничего не сделал, чтобы защитить Риодана от монстра? Мог бы дать ему свою рубашку или что-то другое, что пахло бы Бэрронсом.

Словно прочитав мои мысли, Риодан пробормотал:

– Это его татуировка защищает тебя от атаки. Ни за какой хрен я не позволил бы ему себя пометить. Я пришел с оружием. Всю ночь я охотился за этой тварью под дождем. У меня закончились патроны. Умная сволочь.

Значит, я действительно слышала автоматные очереди!

– Ты пытался его убить? – ошеломленно выдохнула я.

Какая странная смена взглядов. Монстр защищал меня. Яростно. А теперь он мой враг?

Риодан на меня покосился.

– Ты хочешь отсюда выбраться Часть третья 4 страница. Не знаю, сколько времени длился жутковатый концерт, от которого расширялись глаза и или нет?

Я кивнула.

– Тогда держи копье под рукой, заткнись на хрен и надейся, что он меня не убьет. Я – твой выход отсюда.

Когда монстр атаковал – а я на самом деле не сомневалась, что он атакует, – он делал это с той же взрывной неожиданностью, с которой напал на вепря, просто выпрыгнул ниоткуда, повалил Риодана на землю и пустил в ход клыки и когти.

Я беспомощно наблюдала, как они перекатывались и изгибались, и ждала возможности что-то сделать. Хоть что-то.

Монстр был гораздо больше Риодана, но таинственный брат Бэрронса по оружию и сам был дикарем. Браслеты на его Часть третья 4 страница. Не знаю, сколько времени длился жутковатый концерт, от которого расширялись глаза и запястьях ощетинились ножами и шипами.

Я наблюдала за их битвой, а они разогнались почти до невероятной скорости Дэни, их силуэты казались размытыми, и за ними сложно было уследить. Я больше не могла различить, кто есть кто. Риодан казался таким же сверхъестественно быстрым, как и монстр.

Я могла заметить их только мельком, когда кто-то на миг останавливался, получив рану.

Воздух наполнился рычанием, во время драки они подкатились к краю обрыва – так близко, что я затаила дыхание и молилась, чтобы оба не полетели вниз, – потом сместились обратно.

На краткий миг я увидела Риодана, истекающего кровью от десятков ран.

Потом мелькнул мой монстр Часть третья 4 страница. Не знаю, сколько времени длился жутковатый концерт, от которого расширялись глаза и, с разорванной плотью, окровавленными и щелкающими челюстями.

Они снова превратились в смазанное от скорости пятно на краю обрыва.

Я смотрела, широко раскрыв глаза, я перемещалась с места на место, пытаясь выбрать момент и помочь. И чувствовала странную раздвоенность.

Монстр постоянно спасал мне жизнь. Он был моим диким демоном-хранителем. Он защищал меня.

Но, как сказал мне Риодан, он мог только это.

Он не мог помочь мне вернуться домой. И он уничтожит мой «выход отсюда», если сможет. Оставит меня защищенной, но потерянной. Я не могла этого допустить. Я должна была выбраться отсюда.

Я снова увидела Риодана. Монстр рвал Часть третья 4 страница. Не знаю, сколько времени длился жутковатый концерт, от которого расширялись глаза и его на части!

А потом Риодан, наверное, ранил монстра, потому что тот на секунду стал вполне различим. Прежде чем потерять свой единственный шанс, я подобралась, прыгнула и всадила копье ему в спину, туда, где должно было находиться его сердце, если анатомия монстра хоть немного походила на человеческую.

Он дернулся, повернул голову и заревел на меня.

Риодан воспользовался возможностью, загнал нож ему в грудь и дернул вверх, распарывая монстра до самой глотки.

Монстр повернул голову обратно и сильно оттолкнул Риодана к краю утеса. Я с ужасом смотрела, как тот ударяется о мягкий грунт, скользит и срывается вниз!

Думаю, я закричала, а может Часть третья 4 страница. Не знаю, сколько времени длился жутковатый концерт, от которого расширялись глаза и, я кричала уже долго, в тот день я ни в чем не была уверена.

Монстр выпрямился в полный рост, вопя от ярости и гнева, мое копье засело у него в спине.

Я затаила дыхание, когда Риодан подтянулся на несколько сантиметров над краем. Его лицо было настолько залито кровью, что я почти не видела его глаз. Как он может двигаться? Его щека была разорвана так глубоко, что я видела кость! Грудь превратилась в месиво перекрестных порезов.

Монстр пошатнулся, и я, наверное, издала какой-то звук. От облегчения, потому что видела, что он вот-вот упадет? От жалости? А Часть третья 4 страница. Не знаю, сколько времени длился жутковатый концерт, от которого расширялись глаза и может, от стыда за то, что сделала? Мои эмоции сплелись в нечто совершенно непонятное.

Он повернул голову и посмотрел на меня в упор. В желтых глазах было выражение, которое заставило меня охнуть.

На отвратительный, словно растянувшийся во времени миг я могла бы поклясться, что вижу в его глазах упрек за предательство, неверие в то, что я оказалась такой двуличной, словно мы с ним заключили какой-то договор, какой-то пакт. Он смотрел на меня с упреком, желтые глаза светились ненавистью к моей измене. Он запрокинул голову и завыл с отчаянием и скорбью, мучительным воплем горя и безумия.

Я закрыла Часть третья 4 страница. Не знаю, сколько времени длился жутковатый концерт, от которого расширялись глаза и руками уши.

Он шагнул ко мне. Я не могла поверить, что он все еще может стоять, со всеми его ранами.

Когда он сделал второй шаг, Риодан ухитрился подняться на ноги, броситься на спину монстра, обхватить его рукой за шею – и перерезать глотку.

– Выбирайся на хрен отсюда, Мак! – прорычал он.

Чудовище, обливаясь кровью, выгнулось назад, всадило в Риодана когти и швырнуло его через край.

– Нет! – завопила я.

Но Риодан уже исчез, пролетев десять метров и погрузившись в дикую реку.

Я застыла, тупо глядя на монстра с искалеченным телом и перерезанной глоткой.

Он все еще стоял.

Мне было одновременно жарко и холодно Часть третья 4 страница. Не знаю, сколько времени длился жутковатый концерт, от которого расширялись глаза и, я дрожала. И чувствовала себя словно в странном лихорадочном сне, кошмаре, из которого не выбраться. Я постепенно теряла связь с окружающим миром, превращалась в камень, отрешалась от всего.

Монстр попытался шагнуть ко мне. Упал на одно колено и посмотрел на меня снизу вверх. Задрожал и рухнул на землю мордой вниз.

Мое копье торчало у него в спине.

Лес замер в тишине и неподвижности.

Я смотрела, как кровь монстра заливает землю, и без эмоций, отстраненно оценивала ситуацию, в которой оказалась.

Риодан был мертв.

Никто не смог бы выжить после такого падения – даже если бы он смог оправиться от Часть третья 4 страница. Не знаю, сколько времени длился жутковатый концерт, от которого расширялись глаза и ран, что и без того было маловероятно.

Монстр тоже был мертв – или очень близок к этому – и лежал в быстро растущей луже крови.

Я потеряла возможность выйти отсюда.

Я потеряла защитника.

Где-то в этой реальности за мной охотился Гроссмейстер, выслеживая меня по магическому значку, который он оставил на моей голове.

Где-то в этой же реальности находился МФП, в котором был дольмен, способный отправить меня обратно в Ирландию. К сожалению, я понятия не имела, ни какой это МФП, ни в каком он направлении, ни сколько таких порталов может оказаться в этом мире.

Мой мешочек с камнями все еще Часть третья 4 страница. Не знаю, сколько времени длился жутковатый концерт, от которого расширялись глаза и был привязан к рогам монстра, остатки моего свитера все еще висели на его ноге. Когда он умрет, я заберу камни. Это был своеобразный плюс на моей могильной плите, потому что я не видела в них того, чем они были, – лодочками, медленно плывущими в ад.

Монстр издал булькающий звук и безвольно осел.

Я выждала несколько секунд, подняла палку, осторожно шагнула вперед и ткнула в него.

Никакой реакции. Я ткнула сильнее, потом поддела его ногой.

Затем подергала копье, застрявшее у него в спине. Снова никакой реакции.

Он определенно был мертв.

Я села рядом на корточки и начала отвязывать мешочек, и тут внезапно его Часть третья 4 страница. Не знаю, сколько времени длился жутковатый концерт, от которого расширялись глаза и рога стали мягче и растаяли, стекая маслянистыми ручейками по окровавленной голове.

Я сдернула мешочек с его спутанной гривы.

Форма его головы начала меняться.

Гребни и клыки исчезли.

Спутанные пряди стали волосами.

Я отшатнулась, споткнувшись, и замотала головой.

– Нет, – вырвалось у меня.

Он продолжал меняться. Серая кожа посветлела.

– Нет, – настойчиво повторила я.

Но мое отрицание ничего не значило. Трансформации продолжались. Рост уменьшался. Исчезала лишняя масса. Он становился тем, кем был.

Тем, кем он был все это время.

У меня началась гипервентиляция. Я припала к земле, раскачиваясь в позе горя, которая была древнее самого времени.

– Нет! – закричала я.

Я думала Часть третья 4 страница. Не знаю, сколько времени длился жутковатый концерт, от которого расширялись глаза и, что потеряла все.

Я ошибалась.

Я смотрела на того, кто лежал мертвым на лесной подстилке.

Того, кого я помогла убить.

Вот теперь я потеряла все.


documentapcdvsr.html
documentapcedcz.html
documentapceknh.html
documentapcerxp.html
documentapcezhx.html
Документ Часть третья 4 страница. Не знаю, сколько времени длился жутковатый концерт, от которого расширялись глаза и